?

Log in

безымянная радость моя, бесконечный свет,
я пишу, ибо слишком много букв в моей голове,
я не знаю, что есть любовь, кроме бесконечного разговора,
заполночного спора,
бесконечного диалога, сказки, что сказывается нескоро,
буквами, словами, касаниями рук и волос.
любовь есть хорал, бесконечен и двуголос.

И сейчас я одна, но я с тобой говорю,
это то, что дарит мне силы пройти по этому январю,
я молюсь деревьям, людям и небесному всевидящему царю,
и я вижу дорогу, она серебряна и лилова.
больше нет у меня ничего, кроме слова.
и любовь моя – это слово,
и слова сплетаются в красную, нервущуюся нить,
выстилающуюся дорогой.
все, что есть на свете – это повод для диалога,
это повод молча и бесконечно с тобой говорить.

(c)alonso_kexano

Tags:

снег падает на уличную соль, на вывеску, на съеженную руку. прохожие с потрепанным лицом шагают, недовольные друг другом. у каждого прореха или шов, безденежье, семья, долги знакомым. а я иду, зарывшись в капюшон, и думаю, что о тебе не помню. всё пройдено: забыть и рассказать, порадоваться вырванной занозе. на сердце долго копится слеза - и сердце вырастает ледяное, и вены покрывают холода, и голос прерывается студёный.

... ты кончишься в болезном никогда, где счастье маслянистое, как дёготь. да хрен бы с ним! окрепни и плыви, старея, матерея и зверея. такая дружба ядерней любви - загнувшись, надрывается сиреной. не веточкой поломанной дрожит, а городом разрушенным зияет. куда девать растрепанную жизнь? напейся с горя, влезь под одеяло, смотри по сторонам, пеши ищо, не вздрагивай от ужаса и смеха. расслабься, получилось хорошо: сумели повзрослеть и понаехать. теперь, конечно, смяты и пусты, но, в общем, и заполненным несладко.

на разных полушариях Москвы завалы одинаковых осадков. зима бушует, копится вина, от ветра не укрыться за домами.

и снег мой атакует, как война.
а твой целует в щеку, словно мама.

(c)
nat_ure

Tags:

Nov. 14th, 2013

да, пускай это лето, выжимающее весь сок,
он стоит перед ней и гладит ее висок,
и она говорит: мое солнце, дай своего огня,
я готова на что угодно, только люби меня.

южный ветер взметается, силится уколоть.
говорит: если надо, изменю и душу, и плоть,
цвет волос, группу крови, не вспомню тебе обид,
я готова на что угодно, только люби, люби.

безъязыкое лето, тяжелый нависший зной.
говорит: если хочешь – стану тебе женой,
хочешь – матерью, другом, собакой, дорогой в рай,
только, солнце мое, люби меня, не бросай.

вырастают вокруг вселенные и города,
от жары мелеет, мелеет в реке вода,
тяжело выдыхает проехавший автомобиль.
«ну какой мне стать, чтобы ты меня полюбил?».

забивается в туфли, в волосы, в рот песок.
он, склонившись над ней, целует ее в висок.
он проводит по горлу ее, по глазам, по щеке,
и опасная бритва блестит у него в руке

alonso_kexano

Tags:


Настоящее чудо приходит, когда ты теряешь все,
если холодно, страшно и ветер лицо иссек,
это если смерть за плечом и в груди дыра,
и совсем непонятно, как дождаться утра,
если все, что нажито за несколько мирных лет
покатилось в пропасть; а больше в запасе нет
ни бабла, ни пули, -
появляется на востоке свет.

Так над степью восходит солнце.
Начинает пахнуть трава.
Начинается лето, им полна голова,
запах его под кожей, улыбка его огнева,
и сидишь, запрокинув голову, улыбаясь едва-едва.

Потому что чудо - это не панацея,
не наука,
не колдовство.
Это золотая гроза над твоей головой.
Это когда, заблудившись, идешь все равно вперед,
это ты шагаешь по трассе, жуя бутерброд,
выданный добрым водилой, и фура тебя подберет,
даже если двенадцать ночи и дождь идет.

Это когда наплевать на статусы и престиж,
это когда на перилах моста стоишь
и, глаза зажмурив, слушаешь острую тишь,
а потом ты прыгаешь в пустоту -
и - гляди -
летишь.

я стою, до полета полшага, становится ветер упругим,
приближается чудо, раздвигая сумерки буден,
если хочется быть счастливым -
будь им.

(c)alonso_kexano

Tags:

Sep. 28th, 2012

Если тебе пять лет,
то понятно, что можно, а что не надо:
не ходи далеко одна, не ешь немытого винограда,
мир играет по понятным правилам,
свирель попадает в ноты.
Если ушибла ногу, то можно реветь до икоты,
мама придет, утешит, подует,
у кошки боли, у собаки боли, а у Анечки даже не вздумай,
у мамы теплые губы. немножечко щиплет йод.
Это законы мира.
И все пройдет.

Если тебе двенадцать,
то острижены волосы, руки тонки,
можно бегать целыми днями, исследуя подворотни,
мир с тобою опять в ладу: у него есть сотни
новых дорог для тебя - какая сегодня?
на велосипеде - по песку или по щебенке,
дома пахнет каша на молоке,
заоконный вечер так огромен и так просторен,
и не море для корабля, а корабль для моря,
то есть, море вообще ни с кем,
и от этого можно плакать - ну, просто плакать,
так бывает, когда болит душевная мякоть,
а потом - поднимаешься радостный,
налегке.

Если двадцать - то это сложнее,
и это чуть о другом.
Начинается про любовь - непонятно, впрочем, о ком.
Только все еще можно плакать - самозабвенно,
и лицом, и губами, и животом,
мир еще играет по правилам,
прозрачен до последней строки,
листьями узор по асфальту вышит.
твой любимый мальчик тебя услышит,
вы поймете, какие были вы дураки.
Ты посмотришь в окно - а осенний ливень уже прошел,
и финал в итоге будет счастливым, все закончится хорошо.

Но однажды что-то сдвигается,
какая-то плита ближе к центру Земли,
всем приходится изменяться - видимо, чтобы выжить.
время близится к тридцати, минуты прошли,
все на свете двери становятся ниже.
И тогда-то в тебя прилетает под левое шестое ребро
раскаленное серебро.
И выдергиваешь, и дальше идешь, покачнувшись немного,
не выходит плакать - все внимание на дорогу,
даже если хочется крикнуть - получается лишь молчать.

Только где-то в мире получше, где тебе двадцать лет,
где тебе двенадцать, где пять,
плачут девочки, которые ты,
плачут за тебя, по тебе.

Ты выходишь в ночь покурить.
Льется дождь с небес.

(c)
Самое важное говорится тогда,
когда о нем говорить нельзя.
Август истончается, ладони его скользят
по холодной коже,
уходи, ничего не взяв,
под луной дороги подрагивают, блестят.
До свиданья, брат.

Расставание - это всегда не печаль, а нечто иное,
от души отдираешь слои покоя,
остающимся - выть на луну,
я привычно вою,
ты уходишь, и вслед за тобою листья летят.
До свиданья, брат.

Остающимся - светлый путь и большая истина,
Да, ногтями по горлу - прощание будет искренней.
Уходи - улетающим запахом, тающим выстрелом.
Да, мы встретимся - нет, не здесь, где-то вне и над.
До свиданья, брат.

(c)

Tags:

Слишком ранняя осень - лишь ветку тронь,
осыпается, дрожит под рукой.
Приезжай ко мне на последнем метро,
приноси вино, говори со мной.

Говори, говори со мной о простом -
как домой возвращаться, когда не ждут,
как спокойный твой холостяцкий дом
зарастает пылью внезапно тут.

Я тушу сигарету и нитку рву,
говори о том, что всегда молчал.
говори со мной, как в ночном шкафу
открывается темный большой провал.

Говори,
говори со мной, не молчи,
разогреть и снять сургуча печать.
говори о том, как в глухой ночи
воспаляется горло если молчать.

Слишком ранняя осень - много огня.
неблагая осень, чужие сны.
Приезжай ко мне, обнимай меня,
слишком ветер зол и стены тесны.

Двое одиночек - и нам пора.
Мы спасемся словами. И больше ничем.
Приезжай, говори со мной до утра,
больше - ничего, ничего совсем.

(c)

Tags:

Лето кончается - это значит, что будут идти дожди,
смывая пыль, и листву, и все, что случалось прежде,
размывая дороги сзади и впереди,
отдаваясь болью глухой в костях и груди,
но послушай меня, мой свет, послушай, не уходи -
я буду говорить тебе о надежде.

Вокруг нас рассыпается все, размывается свет и звук
(возьмите меня на руки! согрейте меня, утешьте!),
все, за что хватаешься - оно уходит из рук,
но послушай меня, мой свет, держи спасательный круг,
я буду говорить с тобой о надежде -

на дорогу в лесу, что пахнет соснами и смолой,
на рассвет над новой землей,
ангела с бензопилой,

На то, что все это вокруг - устанет ржаветь,
мертветь,
на то, что небо перестанет дождем реветь,
из руин и воды поднимется твердь,

и цветы ее будут под солнцем
светиться и розоветь.

(c)

Tags:

Aug. 14th, 2012

Я люблю тебя навеки,
А живу с тобою врозь.
Я в часах сдвигаю стрелки,
Чтобы время не сбылось,
Я опять меняю ракурс,
Чтобы виделось ясней.
Подари нам, Боже, август
На каких-то тридцать дней…

Кораблю с дырявым днищем
Снова в доке зимовать.
Я стою почти что нищий –
Что ещё тебе отдать?
Моль почти доела парус,
Время точит якоря.
Подари нам, Боже, август
И немного сентября…

Над моим микрорайоном
Ночь дырявит небеса.
Я прошу за всех влюблённых,
Если нам с тобой нельзя.

Сентябри смыкают веки,
Наши беды не всерьёз.
Я люблю тебя навеки,
А живу с тобою врозь.
Виноградной грозди завязь
Тяжелеет с каждым днём.
Подари нам, Боже, август,
Дальше мы переживём…

(с)

Tags:

Радость моя, почему вокруг нас все падает,
рассыпается калейдоскопом,
осколочками царапает,
и кому говорить - не трогайте нас, не рушьте?
Вот - я вижу - двое,
почему они друг друга не радуют -
как фальшивые елочные игрушки?

Кто они, почему они так стоят,
почему они смотрят врагами,
почему вместа света внутри у них - литое железо?
почему их так изрезали, исстегали,
почему их глаза пусты и белесы?

Почему они говорят такими скрипучими голосами,
почему не умеют плакать, почему изнутри немы?
Радость моя,
такое не может случиться с нами,
кто бы это ни были - это не мы.

Радость моя, обними меня, запечатай,
мы стоим с тобой, взявшись за руки, на мосту,
и вокруг нас осенний вечер, и год две тыщи десятый,
запах яблок вокруг растекается в темноту.

(c)

Tags: